На новгородской улице Великой появился замечательный памятник. Земляки, берегите нашего Онфимку!

Сегодня в полдень в Великом Новгороде произошло очень красивое и важное событие – на месте находки первой берестяной грамоты появился необыкновенный, добрый памятник.

«Онфимка», «Онфимчик» - так ласково называет свое творение скульптор Сергей Гаев. С такой же теплотой говорят о новом памятнике новгородцы.

Мы обязательно расскажем об этом событии подробнее, но сейчас хочется, в первую очередь, поделится с вами словами, которые произнес археолог Пётр Гайдуков*, потому что он говорил очень важные вещи. 

800

Он напомнил о том, что вскоре после находки первой берестяной грамоты руководитель Новгородской археологической экспедиции Артемий Владимирович Арциховский написал своему другу, известному советскому археологу Сергею Владимировичу Киселеву: «Надеюсь, что такие находки продолжатся, и что для Новгорода береста будет иметь такое же значение, как для эллинистического Египта папирус. Древние новгородцы заговорят с нами сотнями живых человеческих голосов». 

«Артемий Владимирович не ошибся в своих ожиданиях, - сказал Пётр Григорьевич. - К сегодняшнему дню в Новгороде найдено 1122 берестяные грамоты, а изучение этих текстов превратилось в самостоятельную, очень сложную научную дисциплину.

Через пять лет после описанных мной событий, 63 года назад, были найдены грамоты мальчика Онфима. Это произошло вот здесь, где мы стоим, в нескольких метрах от этого мальчика, воплощенного в металле. Это были двенадцать обрывков бересты и четыре рисунка, это были донца туесков, которые мама, видимо, давала этому мальчику, чтобы он упражнялся в написании азбуки, в написании первых слогов… Когда он уставал, он рисовал (всадник на коне и написано «Онфиме», то есть он). Здесь же он писал «Поклон от Онфима к Даниле»…

IMG 0140

Это были такие ученические заметки, листочки из школьной тетради. Изученные Артемием Владимировичем Арциховским и воспетые Владимиром Лаврентьевич Яниным в его замечательной книге «Я послал тебе бересту», они превратили Онфима в очень выдающуюся личность. Он разошелся по десяткам, сотням публикаций, по тысячам учебников. Его рисунки можно встретить во многих учебниках стран мира, не только России. И Онфим, этот  неведомый мальчик превратился в персонажа русской истории подобного Ярославу Мудрому, Марфе Посаднице, Ивану Грозному… Он занял свое место в истории благодаря тому, что эти невзрачные листочки мама не сожгла, может быть, вымела вместе с мусором куда-то на задворки усадьбы. Они затоптались в грязь и сохранились.

Конечно, подобных рисунков были сотни.

Что я хочу этим сказать? То, что берестяные грамты очень уязвимы. Вот эта грамота в руках мальчика – ее трудно сломать, трудно разорвать, она из металла, а эти листочки бересты, пережившие века под нашими ногами, они очень хрупки и уязвимы. Их легко разрушить, легко не заметить, их легко потерять и по неопытности уничтожить.

Gaidukov

Но еще трагичней то, что они могут находиться в культурном слое, который в Великом Новгороде иногда нарушается, уничтожается строительными и другими работами. Вот те триста гектаров русской земли, которые заключены в валах Окольного города XIV века, средневековый Новгород с его культурным слоем – это некое чудо света.

Но мы должны также понимать, что примерно около половины этого чуда света уже не существует. Люди всегда здесь жили. C XVIII века здесь строили здания с глубокими подвалами. И часть этого слоя неизбежно уничтожалась. Значительная часть культурного слоя была уничтожена после войны, и это было оправдано – город лежал в руинах. Было не до археологии, строились дома… Очень много домов повредили культурный слой.

Но с тех пор прошло несколько десятилетий, и есть законодательство, которое сохраняет культурный слой, поэтому, открывая этот замечательный памятник, мы должны помнить о том, что у нас под ногами. Мы должны беречь это наше национальное достояние… Этот мальчик всегда будет напоминать о том, что здесь, в этом квартале, фактически начиналась современная научная археология Великого Новгорода, которая дала огромный толчок к развитию изучению древнерусских городов у нас в стране».

Добавим, что беречь всё же надо и металлическую грамоту в руках Онфимки, и самого Онфимку, и остальные части памятника. Хоть Пётр Григорьевич и сказал, что их не сломаешь... И речь сейчас не о вандалах, а о самых мирных гражданах, которые любят придумывать всякие приметы и натирать ту или иную часть скульптуры на счастье. Специально для них Сергей Гаев предусмотрел специальную деталь – натирайте, сколько угодно! Это кошель:

IMG 0139

Фото: Вадим Сергеев. 

Предалагем вашему вниманию фоторепортаж с открытия памятника. 

* заместитель директора Института археологии РАН, начальник Новгородской археологической экспедиции Института археологии.