«53 новости» открывают новый проект. «Я — новгородец» — это не о тех, кто сделал карьеру, а о тех, кто стал успешным. Это о тех, кто считает себя новгородцем, несмотря на то, что живет за пределами 53 региона. Это взгляд со стороны. Мы постараемся, чтобы встречи в проекте были интересны читателям и оценкой прошлого и настоящего Новгородской области, и как энциклопедия советов от людей, которые приобрели жизненный опыт.

Наш первый собеседник — председатель «Лиги новгородских москвичей» Михаил Дмитриев. Чуть больше двух лет назад, когда Лига организовывалась, на ее первое заседание пришло всего 11 человек. Сегодня в списках этого неформального столичного объединения уже более трёхсот новгородцев.

Михаил Дмитриев— Михаил, как вообще возникла идея создать такое землячество?

— Я, когда ещё учился в Высшей школе экономики, куда поступил в 2003 году, много раз слышал о подобных объединениях. Даже мои однокурсники, уроженцы совсем небольших городов страны, время от времени встречались, интересовались житьем-бытьем друг друга. Впоследствии нередко даже строили совместный бизнес. И было несколько обидно, что новгородцы, а их и тогда и сейчас довольно много в Москве, как-то разобщены. Но тогда взяться всерьёз за организацию такого хлопотного дела не хватало ни сил, ни возможностей. И вот лишь спустя годы нашлись единомышленники, которым это оказалось под силу.

— Например?

— Например, мой друг детства, с которым росли в одном дворе — Дмитрий Абрашкевич. Сейчас он тоже живет в Москве, но по духу истинный новгородец.

— А до вас никто не пытался организовать что-то похожее?

— Я, например, доподлинно знаю, что в 1970-х годах в столице существовало новгородское землячество. В нем состояли такие знаменитые новгородцы как Владимир Николаевич Базовский — бывший первый секретарь новгородского обкома КПСС, ставший Чрезвычайным и Полномочным Послом в Болгарии, а затем председателем Таможенного комитета СССР. Также первый заместитель председателя Совета министров СССР, тоже новгородец Владимир Николаевич Новиков. Кстати, это по его инициативе Новгород стал городом электронной промышленности. Жив-здоров ещё один московский новгородец, отметивший недавно 93-летие — Владимир Иванович Конкин. Он работал секретарем новгородского обкома КПСС, во время войны освобождал Новгород и занимал высокий пост первого заместителя председателя Комитета по профессионально-техническому образованию СССР. А недавно членом Лиги стал его сын Павел Владимирович, с которым мы постоянно поддерживаем связь. Да чего далеко ходить — мой родной дядя Сергей Николаевич Дмитриев, тоже новгородец, сейчас секретарь Союза писателей России, главный редактор и совладелец крупнейшего в России книжного издательства «Вече», автор многих поэтических сборников. Кстати в одном из его стихотворений есть такие строки: «Я не зря родился новгородцем, став потом случайно москвичом...»

liga1308193

С Дмитрием Абрашкевичем, соорганизатором Лиги.

— Ты тоже стал москвичом случайно?

— Судя по всему, да! Я учился в гимназии «Новоскул», к которой без преувеличения все мои одноклассники до сих пор относятся с особым трепетом. Мы с особой благодарностью вспоминаем ее директора, Заслуженного учителя России, Почетного гражданина Великого Новгорода Фаину Ивановну Сергееву, которая учила нас не только английскому языку, а в широком смысле слова жизни, умению добиваться своего, чего бы это не стоило.

Так вот, после окончания гимназии я поступал одновременно в Новгородский университет и в Высшую школу экономики. Поступил в оба вуза, но выбрал «Вышку». После ее окончания начал работать помощником юриста в строительной компании, там же дорос до юриста. Также параллельно, заканчивая последний курс, я поступил в академию госслужбы и окончил её — у меня была мечта попробовать себя на государственной службе.

Вскоре поступило новое предложение, и я перешёл в Министерство обороны России, где проработал несколько лет. Потом одной из самых ярких страниц в моей трудовой биографии стала работа в крупнейшей нефтяной компании ТНК-ВР, которой, к сожалению, уже нет. Последние несколько лет я был исполнительным директором Британской международной школы в Москве. Это в своём роде уникальное учебное заведение, где детям разных возрастов предоставляется возможность получить в столице настоящее английское образование и, что немаловажно, британский диплом. Так что совсем необязательно отправлять детей учиться в Лондон, настоящее британское образование можно получить, не выезжая из Москвы. А сейчас мы с партнером развиваем свою торговую компанию. Работаем с крупными торговыми федеральными сетями, такими как X5 Retail Group, «Лента», METRO... И это мне тоже очень нравится.

— Поделись опытом, что о нужно знать и уметь «понаехавшим», чтобы сделать карьеру и стать успешным в столице?

— Вообще, в моем понимании, когда провинциал, в хорошем смысле этого слова, решает приехать в Москву, чтобы чего-то добиться, это уже некий залог успеха — сделан первый шаг. Это раз. Второе: этот человек, оказавшись Москве, уже находится в таких обстоятельствах, в которых он должен либо делать дело с огромным упорством, либо ему придется возвращаться домой. Провинциальный человек, приезжающий в Москву, более мобилизован, нацелен на то, чтобы достичь результата. Надо работать, как говорится, локтями. И это у людей из регионов получается очень хорошо. Главное — не боятся и не комплексовать!

— То есть, такие люди более мотивированы?

— Они крайне мотивированы. Поэтому большинство success stories (историй успеха – прим. ред.) как раз про то, как кто-то попал в Москву и, будучи голодным, но с определенной идеей, сделал невероятные вещи. И таких людей, одержимых, упёртых, достаточно много. Москва - очень жестокий город. Он похож на строптивую женщину. Либо у тебя начинается с ней роман, либо же - полная несовместимость, и с ней приходится расстаться.

— А какое качество в человеке, помимо упёртости, ты считаешь важным?

— Безусловно, это порядочность. Важно, чтобы человек отвечал за свои слова. Не можешь сделать, тогда не обещай. Это важно как для обычного человека, так и вдвойне, втройне — для предпринимателя и бизнесмена.

— Как меняется Москва, мы все знаем и видим. А меняется ли на твой взгляд, уже как москвича Великий Новгород? Ты это замечаешь?

— Несомненно, меняется. Это я и сам вижу, об этом говорят и мои друзья. Может быть не так быстро, как бы хотелось, но радует, например, что изменилось качество дорог. Они не идут ни в какое сравнение с тем, что было. И задачи область ставит перед собой серьёзные. Знаю об этом не понаслышке.

С губернатором Новгородской области Андреем Никитиным

Уже дважды к нам на встречи «Лиги новгородских москвичей» приезжал губернатор Андрей Никитин и подробно рассказывал, какие цели ставит перед собой и своей командой. Надеемся, что ему это под силу. Встречались мы и с другими представителями Великого Новгорода. Например, с генеральным директором Новгородского музея-заповедника Натальей Григорьевой. И все эти встречи никого не оставили равнодушным.

Более того, члены Лиги подготовили несколько проектов и при поддержке местных властей готовы их осуществить именно в Великом Новгороде. Может, они и не будут такими масштабными и значимыми, как восстановление предпринимателем Антоном Георгиевым старейшего народного промысла «Крестецкая строчка», но свою лепту хотим внести и мы. А фабрику «Крестецкая строчка» члены Лиги посетили совсем недавно, и были впечатлены увиденным. Это тот самый случай, когда былая слава новгородской земли в буквальном смысле поднялась из руин.

Когда я еще только приехал в Москву и поступил в университет, то, рассказывая, что я из Новгорода, слышал один и тот же вопрос: «Из Нижнего?» Когда я говорил, что из Великого, то многие не понимали, где это. Будет реальным успехом и достижением для губернатора и его команды, если эта ситуация уйдёт в прошлое, если все будут понимать, что Великий Новгород — это Новгородская область. А Нижний Новгород — бывший Горький, и это на Волге. Такая вот непростая задача с точки зрения продвижения нашего исторического и культурного достояния и туристического потенциала. И видно, что многое в этом направлении делается.

— Вернемся к основной теме нашего разговора. Если сравнивать менталитет москвича и новгородца, то в чем принципиальная разница?

— Сложно сказать. В Москве зачастую незаметно, кто приезжий, а кто тут живет с рождения. С ходу я не могу ответить. Иногда начинаешь думать, что человек — москвич, а через какое-то время узнаешь, что он приехал, например, из Чебоксар. А бывали случаи, когда в крупных компаниях встречал классного специалиста, а он в итоге оказывался моим земляком.

— Проект «Лига новгородских москвичей» для тебя особенный?

— Этот проект для меня знаковый, в первую очередь как для новгородца. Ведь нам удалось собрать в единое сообщество не только земляков. Это собрание успешных, талантливых, деятельных людей, которым небезразлична судьба их малой родины, их родного города, которые хотят быть ему полезным, гордятся его прошлым и с достоинством произносить: «Я из Великого Новгорода!» Многие уже стали добрыми друзьями, много и часто общаются, находят не только общие интересы, но и становятся партнерами в делах, бизнесе. Это уже как большая семья, у которой общие корни.

— Ты сам действительно коренной новгородец? Что-то знаешь об истории своего рода и фамилии?

— Да, я коренной новгородец. И, если судить по родословной, которую в своё время по архивным документам и церковным книгам составлял мой отец, то примерно в шестом поколении. Это то, что установить удалось доподлинно, но по всему род по отцовской линии уходит гораздо глубже.

В основном в роду были крестьяне, хотя и весьма зажиточные, с приличными земельными наделами, большими домами. В семьях по 10-12 детей. Начало своё наш род берет из Боровичского и Окуловского районов. А фамилия пошла от моего прапрапрадеда. Звали его Дмитрий и по имени его стали звать многочисленных детей. Хотя фамилия у него самого была Евстифеев. Так что я тоже мог быть Евстифеевым.
liga1308194— А по линии мамы?

— О, там тоже много чего интересного. В их роду и первый авиатор царской армии Константин Акашев и даже первый нарком здравоохранения Советского правительства Николай Семашко. Об этих людях немало книг написано. Дед по материнской линии Владимир Данилович прошёл всю войну, жил и работал в Новгороде. Дед по линии отца Николай Павлович Дмитриев в середине 1950-х возглавлял «Новгородсельэлектро» — организацию, которая буквально давала свет деревням и сёлам области. Я даже знаю, где был его рабочий кабинет — в Новгородском кремле над аркой у Софийского собора, рядом с памятником «Тысячелетие России».

Потом он организовывал, и долгое время возглавлял трест «Новгородсельстрой», крупную по тем временам строительную организацию. Она возводила на селе жильё, животноводческие комплексы, всю необходимую инфраструктуру. Потом был переведён в Москву в министерство сельского строительства на крупную должность — начальника главка «Дальсельстроя» — он возводил объекты на Дальнем Востоке. Кстати, его родная сестра Мария Павловна Купцова — Почетный гражданин Великого Новгорода, во время войны в 16 лет ушла в партизаны. Она работала в Новгороде директором одной из школ. Мой отец — журналист. Во время перестройки возглавил газету «Новгородский комсомолец», которая была в те годы очень популярна. Потом с нуля, с названия создавал газету «Новгородские ведомости», где проработал главным редактором 17 лет.

— Ты уже столько лет живёшь в Москве. Наверное, и новгородцем-то себя уже не ощущаешь?

— Нет, все-таки я новгородец. Это такое особое внутреннее чувство, которое будет со мной, кажется, всегда.

Я очень люблю Москву, у меня сын здесь родился. Но все-таки я новгородец и не только по месту рождения. Это что-то большее, чего объяснить не могу. Таковым и останусь! Куда ж мне от таких корней?