Ликвидатор атомной катастрофы в Чернобыле ответил на вопросы о сериале HBO

Мини-сериал «Чернобыль», созданный американским телеканалом HBO совместно с британской телесетью Sky, уже несколько недель остается одной из самых обсуждаемых тем в мировых и отечественных СМИ. Участники событий 1986 года, кинематографисты, журналисты предсказуемо разделились на два лагеря: «за» и «против». «53 новости» попросили прокомментировать сериал председателя правления Новгородской областной организации инвалидов «Союз Чернобыль», депутата Думы Великого Новгорода Алексея Афанасьева.

5cc2f74e90fa51556281166.5938

Торжественный митинг, посвящённый 33-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС.

Скажем сразу, ликвидатор аварии на ЧАЭС оценил фильм как неплохой и достоверный, но пока, по собственному признанию, он посмотрел всего одну серию. Алексей Владимирович, принимавший участие в строительстве знаменитого саркофага над смертоносным реактором, недоумевает лишь по поводу раздачи водки, которую зачем-то ввели в один из эпизодов волей создателя и сценариста «Чернобыля» Крэйга Мазина:

— В 30-километровой зоне строжайший сухой закон. Это всё неправда, что водителям участникам ликвидации давали выпивать. Хоть водку, хоть вино — никаких спиртных напитков в 30-километровой зоне не имелось, достать их было невозможно.

— Да, это странно, ведь тогда действовал горбачевский сухой закон.

— Мало того, что в стране был сухой закон, хотя он не везде соблюдался, но в 30-километровой зоне спиртное нигде не продавалось. Может быть, кто-то привозил, если ехал, но я о таких случаях не знаю, выпивать в Чернобыле не приходилось. Никто и не стремился, потому что работа была ответственная, тяжёлая, круглосуточная — проходила в четыре смены по шесть часов в течение суток. Поэтому всё время был то ли на работе, то снижал уровень радиации непосредственно в самой школе-интернате, где мы жили. Там тоже все предметы обихода фонили: подушки, кровати, стены, пайки, которыми нас кормили. Всё было фонящее. Где-то через месяц завезли всё более или менее новое, работу провели по снижению уровня радиации — белили, красили, покрытия различные укладывали... Проходила постоянная производственная деятельность.

— Но фильм, как вы сказали, достоверный. Назовите какую-нибудь деталь, которая это подчеркивает.

— Сама, если можно так сказать, декорация — Игналинская атомная станция. Она практически один в один схожа с Чернобыльской АЭС, поэтому, когда показывали, как идут герои сериала по переходам, по этим же переходам и мы ходили. У меня складывалось впечатление, что действие и в самом деле происходит на Чернобыльской АЭС, потому что очень и очень всё похоже.

— А вы что-нибудь читали об этом сериале в интернете, в СМИ?

— Нет, аннотаций никаких я об этом сериале не читал, ничего пока не видел. Я, конечно, посмотрю все пять серий, и потом будет намного легче делать какие-то заключения. Но то, что я слышал, что мне показывали: люди действительно сгорели — есть такой термин — от радиации в первые, в последующие дни, то, что они умирали в больницах — это тоже правда. То, что эвакуировали людей уже после майских праздников — правда, и вообще много таких вещей верных. Ну, а про водку — неправда.

— Один мой коллега, посмотрев все серии, сказал, что вроде бы снято неплохо, но странно показано общение советских людей между собой: к начальнику, например, обращаются как «товарищ по фамилии такой-то». Видно, что американцы всё же не уловили достоверность менталитета, общения. Вам так не показалось?

— Это, конечно, не соответствует нашей советской действительности на тот момент.

Но ещё я бы отметил, что самое главное в этом фильме — показать людям, что нельзя допустить подобных катастроф в дальнейшем. Цель — показать, чем заканчивается безалаберность, безответственность людей. Чем заканчиваются чудовищные эксперименты, и что такое не должно повториться. Иначе последствия могут быть ещё хуже.


В продолжение темы

Фильм Ларисы Краснопивцевой «Чернобыль «30 лет распада», созданный «Новгородским областным телевидением» в 2016 году.