Интервью с Майей Санниковой: что подарит 8 марта новгородский губернатор жене и дочери?

Беседу с супругой губернатора в преддверии 8 марта можно было бы записать в уютном кафе, ресторане, в крайнем случае — в торгово-развлекательном комплексе. Но с Майей Санниковой мы встретились в онкологическом центре, в операционной. Здесь вот уже больше года молодая мама спасает жизни пациентов, как бы высокопарно это ни звучало. Консультирует, оперирует. А после обеда спешит домой, где ее с нетерпением ждет двухлетняя дочь Арина. В этом интервью Майя Санникова рассказала и о своей работе, и о увлечениях дочери, и о своих любимых местах в Великом Новгороде. В текст беседы мы вмонтировали кусочки видео - для того, чтобы у читателей, появилось то, что называется эффектом присутствия. Читайте и смотрите.

— Майя, давайте все же объясним нашим зрителям и читателям почему мы здесь?

— Здесь моя работа. Я здесь оперирую. Самое любимое место.

— Знаете, ведь еще год назад все полагали, что если вы и выйдете на работу в Новгородской области, то, как минимум, возглавите одну из клиник. А вы работаете простым хирургом в нашем онкодиспансере.

— Все должны понимать, что быть главным врачом клиники это, во-первых, перестать быть практикующим врачом в определенной области. Это прежде всего администрирование, причём тяжёлое администрирование. Особенно для медицины. И нужно обладать опытом и знаниями не только в практике, но и в организации здравоохранения.

Такого опыта у меня нет. Может быть, к счастью, потому что я в душе клиницист. Ну и вообще вопрос о моём назначении на какую-либо должность не обсуждался.

— Мы сегодня уже успели немного пообщаться с вашими коллегами. И они говорят, что вы себя не щадите. И на самом деле очень много оперируете.

— Когда я работала в большом федеральном институте там бывало, что наши операции заканчивались и в девять часов вечера. Слава Богу, в Новгороде такого нет, и для ребенка это прекрасно. Но больных у нас, к сожалению, тоже достаточно. И тяжелые случаи бывают. Но хорошо выстроенная работа помогает всё-таки сократить время операций, сократить время пребывания больных в стационаре. И мы на это тоже настроены. И стараемся всем, конечно, помочь.

— За этот год уже влились в коллектив?

— Я думаю, да.

— А не было страшно? Ведь в новом коллективе, как правило, каким бы ты не был профессионалом — свое место под солнцем надо завоевать.

— Вот как раз в коллектив было не страшно вливаться. А оставить ребенка — да. Первое время, конечно, я душою была с ней. Только может быть в операционной забывала, что дома ребенок десятимесячный и надо скорее-скорее. А всё остальное время, всё время думала: как она там? Что она делает? Но малыш молодец!

IMG 4858— А с кем малышка остается пока мама на работе? Или вы уже в садик пошли?

— У нас есть няня. Если необходимо, я ее вызываю. Но на самом деле, мы уже неделю ходим в детский сад. Я этим очень горжусь. Сначала мы ходили два дня на «привыкание», как это сейчас модно называть. В принципе она достаточно быстро привыкла. Она была готова. Я ей рассказывала полгода: «Арина, мы пойдем в детский сад». Он отвечала: «Да, играть с детками». И вот мы пошли, с куклой, играть с детками. В принципе, сейчас она остается на целый день, играет там. И сегодня отпустила меня мужественно. Мама ей сказала, что у тёть болят животики, нужно их лечить. Арина сказала: «Да мама, иди на работу».

— Сад в вашей жизни только появился. А чем была наполнена ваша с Ариной жизнь до этого? Какие развивающие занятия посещали? Куда ходили? Как развлекали малышку?

— Вы знаете, Алёна, я во время беременности была адептом разных программ раннего развития: я перечитала Глена Домана, я практически наизусть выучила «После трёх уже поздно». И меня это интересовало с двух позиций — поскольку я готовилась стать матерью, а во-вторых, все это интересно, потому что это параврачебные методики. Тогда же я прочитала, что собой представляет теория нейропластичности, что у нас разные части мозга могут взаимно компенсировать друг друга. И всё это у меня складывалось в голове. А когда я родила — поняла, что все эти методики, конечно, это всё классно, но надо искать свой собственный путь. Компоновать их между собой. Подбирать под твоего ребенка. Под твой ритм жизни. Под особенности твоей семьи. И тогда можно чем-то пользоваться, а что-то не работает. Поэтому мы теперь из адептов перешли в активные пользователи.

— Знаете, Великий Новгород все-таки не мегаполис. И местные жители часто говорят о том, что у наших детей меньше возможностей, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Что у нас мало школ раннего развития. Согласны?

— Мы ни в коем случае не отстаем ни от Питера, ни от Москвы. Я даже скажу, что в Новгороде, возможно, мамам найти занятия для ребенка легче. Потому что здесь в этой сфере работают только энтузиасты. Энтузиасты, которые обожают детей, которые вкладывают свою душу. А с детьми по-другому нельзя. Им не нужен антураж. Им нужна душа, им нужен человек, который будет с ними общаться, веселиться, играть.

IMG 4876

— Ну тогда, расскажите, куда вы с Ариной ходите. Где вы нашли педагогов, которые отдают себя детям?

— Мы, например, ходили и ходим в бассейн. Уже попробовали несколько вариантов. И ими всеми я довольна. Арина у меня в два года прыгает с бортика и плывет к маме, забирается на плавучие островки. И каждый поход в бассейн — это радость и счастье в глазах ребёнка.

Во-вторых, мы ходим в музыкальную школу имени Аренского. Там есть прекрасный педагог Анна Хацкелевна (Квинт — прим. ред.). Я и сама закончила музыкалку в свое время. И я окунулась в свой мир детства. Она настоящий профи в музыке. Она очень любит детей. Такая всеобщая бабушка. Но при этом она каждому ребенку может сказать: «Не надо этого делать». И дети слушаются её, даже тогда, когда рядом мама. Для меня это было удивительно.

— Кстати, о детстве. Сейчас очень многие, особенно бабушки, упрекают молодых родителей в том, что у детей детства нет. Что их чуть ли не с пеленок учат читать, считать, писать. Обязательно три иностранных языка. У Арины есть детство?

— Я не считаю, что это называется «нет детства». Сейчас действительно много методик, и каждый родитель, который пришёл к программе раннего развития, делает это осознанно, читает их. А практически в любой методике написано: «играйте с ребенком». Ты не сможешь ничему научить ребенка, если не будешь с ним играть, если тебе самой не интересно, и, если не интересно ему. Надо искать время, надо создавать условия. У нас был период, когда Арина не хотела в бассейне заниматься в группе. Мы плавали рядом, группа занималась отдельно. А потом, когда группа заканчивала тренировку, она показывала всё что дети делали в группе. Что да, она научилась, но ей надо чуть больше внимания.

IMG 4774

— Чем дома занимаетесь с ребенком?

— Книги читаем на ночь. Приносит их сама. Выбирает сама. А сейчас самое любимое занятие — булавки. Месяца четыре уже. Она как-то увидела у меня шкатулку. Мы стали шить ей платье. И она с удовольствием с этой шкатулкой играет, разматывает мне клубки, берет булавки и в разные места их втыкает. Конечно, пыталась воткнуть и в меня, и в свою ладошку. Поняла, что это больно и прекратила. Я уже даю ей ножницы. Это, конечно, под присмотром. Собирает пазлы сама. То есть все варианты мелкой моторики используем.

— А какие отношения у вас с гаджетами? Для многих родителей — это просто спасение, если ребенок «сидит» часами в планшете, смотрит мультики, играет в игры, пусть и развивающие.

— Я пытаюсь пока изолировать от излишнего количества мультфильмов. Делаю это, честно, сознательно. У меня был как-то опыт. Я ей дала смотреть мультфильмы столько, сколько она хочет. Я пыталась понять, как она реагировать на это будет. И через час я получила ребёнка, у которого были красные глаза, и я уже не понимала, насколько она способна воспринимать, то что видит. Хотя это были советские старые мультфильмы, медленные, не очень яркие. Да ей было интересно, конечно же. Но я поняла, что дети от этого очень сильно устают. Если она не видит рядом телефон или ноутбук — они принесет книжку. Я этим специально занималась. Хотела привить любовь к такому книжному фетишизму.

— У вас в семье вообще особое отношение к книгам. Андрей Сергеевич очень много читает, вы тоже.

— Вы знаете, сейчас поколение, например, моих братьев младших, читает с компьютера или с планшета. И именно поэтому книжный фетишизм должен быть. Дети, они все потом с планшета могут научиться читать. Я тут недавно видела исследование, что топовые специалисты Кремниевой долины своих детей отдают в какую-то специальную школу, где вообще нет компьютеров. И их там учат вязать, шить, собирать пазлы вручную и так далее. То есть считается, что иначе у ребенка не будет воображения. И вообще сейчас настолько упрощены все программы в компьютерах, гаджетах, что любой человек, который освоил курс математики начальной школы, с легкостью в этом разберётся. А дети должны читать. И читать в первоисточнике. Нам доступность информации в интернете дала другую проблему — мы не знаем что написано в первоисточнике. И ребенка важно научить, что надо обращаться к книге. Или раскопать песок. Вот, кстати тоже хорошая игра — найти клад в песке.

IMG 4876

— Клад в песке?

— Да, я не сама это придумала. Мы пришли в детский Музейный центр, который у нас в Кремле. У них там выставка новгородских кукол. Я подумала, что Арине это будет интересно, она как раз стала в кукол играть. А в это время там был мастер-класс инклюзивный — для детей с ограниченными возможностями в развитии и для обычных детей. Назывался он «Путешествие в археологию». И, конечно, нам сложно было понять кто такой рыцарь, что у него есть латы и меч, но зато она с удовольствием доставала из песка украшения.

— Детский музейный центр — это вообще находка для родителей с детьми. А где еще любите бывать с Ариной?

— В картинной галерее. В шесть месяцев она улыбалась людям с портретов. Теперь больше лошадки интересны. Еще, когда Арине было восемь месяцев, приезжал Мариинский театр с постановкой «Дон Кихот». Мы купили билет на третий ряд. С самого края. Я думала — тихонько встану и уйду в крайнем случае. А она 30 минут сидела и смотрела.

Начало действа было такое яркое! Она сидела, смотрела на сцену, а потом сказала — я пошла. И нам пришлось уйти. То есть ты никогда не знаешь, что именно ребенка в этой истории зацепит. Ему надо дать возможности. Вот я на этом сейчас концентрируюсь.

— Чем занимается папа с Ариной? Понятно, что загруженность очень большая, но в те редкие часы, когда он дома, во что папа играет с дочкой?

— Во все то же самое, что и мама. Но история взаимоотношений с отцом — априори особенная. Она его обожает. Мне это немного удивительно. Сколько я с ней времени провожу, и все равно папа самый любимый. Он приходит домой и она бежит к нему и говорит: «Папа приехал!» С детским криком и с раскинутыми в стороны руками.

— На пороге весенний праздник. Как будете отмечать?

— Будем дома. Будем печь пирог. А дальше по погоде решим. Может быть пойдем на лошадках кататься, может быть устроим какие-то снежные бои, если опять погода порадует снегом. Папа нам подарит букеты. Мы уже практически уверены. Это традиция. Андрей старается. Он ей принес на день рождения букет, и она была очень воодушевлена этим.

Фото: Сергей Суфтин.