«53 врача»: невролог Юсуп Юсупов

Врач-невролог Юсуп Магомедович Юсупов почти десять лет работает в Центральной городской клинической больнице № 1. Он переехал в Великий Новгород из Дагестана. Окончив там государственную медицинскую академию, поступил в ординатуру при новгородском мединституте на базе «Азота». Здесь и остался.

Наш разговор с врачом по большей мере затрагивал тему инсульта. Говоря о другом, мы, так или иначе, вновь возвращались к ней. Мне, как человеку не подготовленному к больничным реалиям, такой ход диктовала и сама атмосфера. А атмосфера, чего уж скрывать, в неврологическом отделении Центральной городской больницы и правда, давит.  Но это про ощущения.  «Давит» – потому что в груди начинает щемить (от сострадания, что ли?).

Дело в том, что почти все здесь – пострадавшие как раз от инсульта. «Плановых пациентов (в ЦГКБ № 1 – прим.ред.) маленький процент. В неврологии, в нашем отделении, их вовсе нет. 99% – это инсульты», – говорит Юсуп Юсупов. Плановой неврологией занимается клиника № 2, туда поступают люди с энцефалопатией, атеросклерозом, хондрозом, радикулитом. В областной больнице есть сосудистая экстренная помощь и плановая, «а у нас вот только экстренная», – отмечает невролог.

qj ZVVXoMgПациенты проводят в отделении в среднем около двух недель: кому-то показано находиться неделю, кому-то 21 день, все зависит от диагноза и состояния. Учитывая большой поток, не всегда получается выдерживать большие сроки.

«Если мы всех будем очень долго держать, как, например, некоторые хотят, мы просто не справимся физически. Это надо тогда еще одно отделение открывать. Выписываем, рекомендации даем: какие препараты принимать, какое поведение соблюдать, родственников ознакамливаем. Он, (пациент – прим.ред.), по сути, отдается на амбулаторную службу. То есть дома, и также участковые врачи этим занимаются», – объясняет Юсуп Юсупов.

В желании остаться подольше в больнице врач-невролог усматривает тот факт, что многие возрастные пациенты, вероятнее всего, живут одни. В палате же можно пообщаться, поговорить с кем-то. Поскорее выписаться стремятся молодые люди. Да, в неврологическое отделение «Азота» попадают не только пожилые.

«Инсульт действительно "молодеет"?», – спрашиваю я. «У нас недавно был парень моего возраста, 34 года, для инсульта это рано. Чаще это генетическая предрасположенность, наследственность, – рассказывает Юсуп Юсупов. – Также бывают люди 40-50 лет, тоже молодой для инсульта возраст. Это, скажем, немножко асоциальные люди: алкоголики, наркоманы, у них риски значительно увеличиваются, быстрее стареет организм. В основном – возрастные пациенты, но и молодых стало больше. Я могу отследить лет десять: в то время такое было редко, чтобы молодые поступали».

А что же делать с теми, кто требует выписки раньше установленного срока? Если пациент в сознании, способен самостоятельно изъявить желание, то он может подписать отказ – закон позволяет. «Это как бы страхует врача. Не врач его выгнал, а человек сам захотел, при этом он должен быть предупрежден о последствиях. Молодежь так делает чаще, более рискованны, наверное», – предполагает невролог.

Неврологическое отделение почти всегда работает с перегрузом, на экстренную помощь, как уже говорилось. Но приходят сюда и те, кому следовало бы обратиться в плановый прием. Вот, откуда отчасти растет недовольство системой здравоохранения.

«Взять обычный пример: ситуация какая – мы работаем на экстренную помощь, но бывают люди, которые пришли сами – это довольно большой процент. Что-то ему заплохело, он позвонил в "скорую", те сказали: "Ну, идите в дежурный стационар". А дежурные, по сути, только мы здесь "городские" – "Азот". Вот тот же радикулит – прихватило спину, болит сильно. У нас на радикулит не рассчитаны койки. Вот сейчас 60 коек, а лежит на утро 66, то есть шесть – это дополнительные койки. В палату пятиместную шестого положим. И пациент, который с хондрозом – мы его не можем физически госпитализировать, но помощь оказать обязаны: обезболить, дать рекомендации, отправить лечиться амбулаторно или в плановом стационаре. А людей это злит. То есть, он (пациент – прим.ред.) хочет, чтобы сейчас все было, как он хочет. И задается вопрос: "Ну, вы же как бы врачи, почему не помогаете?". В основном злятся из-за этих организационных моментов», – поделился невролог.

«Во-вторых, очереди, – продолжил врач. – Даже здесь в приемном покое часто бывает, что могут разом привезти несколько больных, и, причем это довольно часто в последнее время, потому что везется не только город, но и районы. И люди иногда долго ждут. Чаще всего не сами больные агрессивны, а родственники, потому что они (больные – прим.ред.) в своей болезни находятся. Злятся родственники оттого, что там что-то не по их представлению, фильмы посмотрят, как все красиво, а тут оказывается не так».

После первого инсульта риск получить второй остается. Современные препараты немного его снижают, и все же. Бывает, говорит Юсуп Юсупов, что повторный инсульт случается и уже в больнице. Это хоть и редкость, потому что человек постоянно под наблюдением специалистов, но на 100% от повтора никто не застрахован.

Отслеживать состояние пациентов позволяет оборудование. В неврологическом отделении городской больницы № 1 есть все «для выполнения стандарта», подчеркивает Юсуп Юсупов. Компьютерный томограф незаменим в первые сутки для диагностики головного мозга поступившего, также отделение имеет аппарат УЗИ, электроэнцефалограф. При необходимости нейрохирургической операции после инсульта в «Азот» вызывают специалиста из Новгородской областной клинической больницы для осмотра пациента, после чего с помощью медтранспортом его переводят туда.

wbDpNDXunzEЭлектроэнцефалограф

 

Тем, кто не в состоянии ухаживать за собой самостоятельно, помогают медсестры, санитарки и родственники, в том числе.

Явные симптомы при инсульте – это нарушение речи, потеря чувствительности или дисфункция конечностей. И практически всегда это случается остро, «на фоне, казалось бы, здорового организма, благополучия», – говорит врач.

Не так, что это все месяцами длилось. Остро, внезапно: утром ходил, а в обед уже не может. При таких симптомах ждать не надо: чем быстрее "скорую" вызовут и привезут больного, тем лучше».

Успев в первые 3 – 4,5 часа, можно применить тромболизис – помочь разжижжению тромбов. «Если уже 4,5 часа прошло, считается, что противопоказано, уже нельзя делать, потому что помочь уже не можешь, а риск осложнений большой. Но опять же он делается не всем, там есть ряд противопоказаний», – поясняет невролог.

На что еще стоит обращать внимание: если есть хронические болезни (гипертония, например); резко случился приступ нехарактерных головокружений или начались припадки, эпилепсия, которых тоже обычно нет у человека – все это тоже может быть признаком инсульта.

К сожалению, до приезда «скорой» человеку с инсультом практически ничем не помочь. «Тут мало, что можно сделать. Во-первых, не дать человеку поранить себя, следить, чтоб он никуда не упал. Измерить давление, если кто умеет и дома есть аппарат. В возрасте люди обычно знают, как бороться с давлением (принимать тот же «Клофелин», «Капотен»). А других каких-то процедур, которые можно было сделать дома и все восстановилось – нет», – подытожил врач.

В неврологию Юсуп Юсупов пришел от нелюбви к хирургии: «Мне не нравится ею заниматься», – признается врач. Терапевтический же профиль (неврология, терапия, кардиология) ему больше импонировал, а наибольший интерес вызывала неврология. Кроме того, как замечает невролог, выбор во многом связан и с преподавателями, с тем, как они преподносили направление.

Сейчас график Юсупа Юсупова и многих его коллег складывается следующим образом:

На работу они приходят к восьми утра, и рабочий день начинается с «пятиминутки». Дежурная служба докладывает обо всех происшествиях за прошедшие сутки, рассказывает о состоянии больных, сколько человек на утро. «Потом основная утренняя работа – больше бумажная, те же выписки, их надо оформить. К сожалению, и посмертные эпикризы (пишем – прим.ред.). Когда больница экстренной помощи – такое довольно нередко. Ближе к десяти – обход больных. Это занимает всегда по-разному, в экстренной больнице нет такого, что обход только два часа, потому что в любое время кому-то может стать плохо, кто-то поступит со "скорой помощи", врач должен реагировать», – говорит Юсуп Юсупов.

В среднем же обход длится до часу дня, а потом все наблюдения необходимо зафиксировать в электронной базе. Юсуп Юсупов отмечает, что электронный документооборот экономит время. И это ведь тоже важно в напряженной работе врача.

Фото автора.