Сингулярность* новгородской оппозиции

Сергей Бондаренко
14.03.2018, 10:45

В моем телевизионном детстве как-то раз я снимал сагу о трудовых буднях простого российского челнока. Жанр «один день из…» предполагал ранний выезд на автобусе с мешочниками в Лаппеенранту и сопровождение их по всем точкам пути. К вечеру, поняв, что в материале мне не избежать разговоров об экономике, я решил разукрасить эту самую скучную часть сюжета кадрами простого финского банка. Разумеется, никаких договоренностей с банком у нас не было, но попытка не пытка.

В обменном пункте заправлявшие там две аккуратные старушки выслушали мою просьбу и сокрушенно закачали головами: «Это надо согласовывать с головным офисом». Тут же сделанный звонок в Хельсинки результата не дал – рабочий день в Финляндии не велик, и все, кто мог помочь, видимо, уже грелись у домашнего камина. Ну, нет так нет. Божьим одуванчикам было страшно неловко: «Поймите, у нас в хранилище много денег, там сигнализация,» - объясняли они. «Да мне не нужно в хранилище, мне нужно поснимать здесь, в операционном зале,» - воскликнул я, начиная подозревать, что моя просьба на плохом английском была неверно истолкована. И тут уж в ступор стали они. «А зачем вы тогда спрашиваете? Здесь же свободный доступ. Раз вы телевидение – вам, конечно же, можно здесь снимать!»

Двум провинциальным представительницам финского гражданского общества, помнящим еще Маннергейма, в далеком 2002 году было очевидно, что они обязаны сотрудничать со СМИ, потому что СМИ – важнейший институт этого самого общества.

К чему клоню? В очередной раз нам не удалось собрать кворум на «Точку кипения». Сорок минут ПРЯМОГО эфира с интеллигентной Дианой Васиной из раза в раз игнорируют, та-дам… новгородские оппозиционеры. Михаил Шимановский, Анна Черепанова, Сергей Брутман и так далее. Вчера Анна Федоровна за несколько часов до эфира «передумала» участвовать в обсуждении рейтинга политиков Новгородской области, впервые составленного АПЭК – политологической «кухней», входящей в пятерку по цитируемости и влиятельности на российских просторах. Вот пару дней назад согласилась, а потом передумала!

Михаил Шимановский, в клочки порвавший новгородский интернет разоблачениями составителей рейтинга, лицом к лицу с последними тоже встретиться не захотел. Ну, типа, главный же ж местный политолог. Ага.

А ранее штук пять или шесть видных местных политических экспертов (Шимановский в их числе – чего и возмущался) наотрез отказались участвовать в анкетировании АПЭК. А председатель местного Союза журналистов Ольга Ларина (опять та-дам) даже прям публично попросила её не беспокоить по таким поводам. Ольга ведет между прочим местный политический телеграмм-канал. Активная.

Нет, Алексей Громский, составитель рейтинга, конечно, тоже лажанулся, оставив всех их в списке экспертов. Но это, по его словам, практика АПЭК. Раз были направлены анкеты, и они гарантированно дошли до адресатов. К тому же, агентству интересен оказался сам феномен. Говорят, наш регион первый, где столкнулись с нежеланием политических деятелей заниматься политикой.

Понимаю растерянность руководителя Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова. Новгородская общественная жизнь действительно напоминает точку сингулярности, где привычные нам законы физики – не действуют. Где оппозиционерам никто не запрещает приходить в прямой эфир, но они всеми способами избегают этого. Где претендующие на политический вес аналитики демонстративно отказываются участвовать в абсолютно стандартных для political animals процедурах и представляют это чуть ли не доблестью.
Я уже год с интересом изучаю эту сингулярность. И, кажется, понял ее природу.

Состояние перманентной войны для местной «политтусовки» – единственная форма существования. Коллеги сильны монологом, желательно письменным, в своем уютненьком. Им были страшно удобны митинские «черные списки». «Посмотрите, какой я опасный!» «Меня боится власть!» Сегодня те же Черепанова и Шимановский мечтают снова быть запрещенными, как директор урюпинского завода скобяных изделий мечтает о попадании в «список Магницкого». Прямой эфир, нормальный диалог для них означает автоматическую утрату ореола гонимого мученика, непризнанного оракула, из которого, чуть более чем полностью, состоит годами создаваемый образ. Трудно культивировать героику борьбы с режимом, если режим не собирается с тобой бороться!

Почему это беспокоит лично меня? Потому, что я нахожусь в жестких рамках жанра. СМИ, а такому динамичному СМИ, как телевидение, особенно – необходимо столкновение мнений, интеллектуальный поединок. Всю прошлую профессиональную жизнь мне казалось, что слабым звеном в этом уравнении являются чиновники. Оказалось, что это не так. Сегодня чиновники считают хоть и неприятным, но необходимым - ходить к нам. Уж извините, но НТ, а не кто-то другой, организовало в ПРЯМОМ эфире встречу руководителей местного здравоохранения с отцом погибшей в больнице девочки. Это был жесткий и тяжелый эфир. Не только для ведущей, но даже для меня, сидевшего в аппаратной. Тем не менее ответственная за здравоохранение заместитель губернатора Ольга Колотилова в него прийти не побоялась. А Анна Черепанова на гораздо более лайтовую тему – струсила.

Пубертатная хамоватость местной оппозиции, шокирующая абсолютно всех сторонних наблюдателей, кстати, тоже имеет причиной это подсознательное желание оставаться изгоями, исключить всякую возможность диалога. Сначала я тоже недоумевал по поводу иррационального стремления испортить отношения с человеком, которого даже не знаешь. Теперь мне понятна природа явления.

В принципе, с этого момента можно было бы уже звать Татьяну Черневу и изучать психопатологию исключительно в медицинском аспекте. Но есть нюанс. Все это не очень хорошо влияет на состояние того самого гражданского общества. Либо должны появиться новые люди, избавленные от подростковых комплексов, либо у сингулярности нет шансов превратиться во вселенную. Так и останемся черной дырой.

* От редакции: уже когда этот текст был опубликован в «Фейсбуке», и когда он готовился к републикации в нашем издании, стало известно о смерти Великого Британского Ученого – Стивена Хокинга. Физик-теоретик и популяризатор науки, который ввел в повседневную речь образованной части человечества слово «сингулярность», ушел из жизни на 76-м году жизни. В прощальном слове его дети отметили, что Стивен обладал мужеством, упорством и блестящим юмором.

Например, в книге Хокинга «Мир в ореховой скорлупке» об истории теоретического изучения черных дыр рассказывается:

Я помню, как приехал в Париж, чтобы рассказать на семинаре о моем открытии того, что в квантовой теории черные дыры не совсем черные. Мой семинар оказался весьма скучным, поскольку в то время почти никто в Париже не верил в черные дыры. К тому же французам казалось, что это название, которое они перевели как trou noir, имеет двусмысленные сексуальные коннотации и должно быть заменено на aster occlu, то есть «скрытая звезда». Однако ни это, ни другие предложенные названия не привлекли такого внимания публики, как термин «черная дыра»… Черная дыра не зависит от природы тела, коллапс которого привел к ее образованию. Джон Уилер сформулировал это так: «Черная дыра не имеет волос», чем укрепил французов в их подозрениях».

Просмотров: 903
Комментарии
1
0
Николай
14.03.2018
21:50
Мощно задвинул, особенно про Финляндию.

Дорогие читатели!

Мы приветствуем ваши интересные и непредвзятые точки зрения. Однако призываем проявлять уважение и терпимость друг к другу.

Оставляйте комментарии в рамках законодательства РФ. Нецензурные выражения будут удаляться модераторами.

Читайте также
Мы ВКонтакте