Как из слова «провинция» сложить слово «революция»

На фото: фрагмент газетной публикации о приезде в Новгород Льва Троцкого.

В Великом Новгороде состоялся круглый стол «Провинция и революция». Его организаторами стали Новгородский государственный музей-заповедник совместно с отделением Российского исторического общества в Великом Новгороде и Санкт-Петербургским институтом истории РАН. Девять петербургских и новгородских ученых спорили о связи революционного Петрограда и тихого Новгорода. Модерировал все это Виталий Дымарский, главный редактор исторического журнала «Дилетант» и радиостанции «Эхо Петербурга».

Говорить ученые начали в полдень, закончили в темноте. Более четырёх часов из букв слова «провинция» они терпеливо собирали слово «революция». Поток фактов, имен, дат и слайдов. Доклад, дискуссия, доклад, дискуссия, доклад… Непрофессионалу такой плотный поток информации выдержать непросто, будь тема трижды актуальной. Поэтому в этом материале «53 новости» проводит облегченную версию круглого стола. Вместо четырех часов вы можете узнать про «Провинцию и революцию» за щадяще короткий отрезок времени.

Для этого мы задали два простых вопроса большинству участников круглого стола.

1) В чем суть вашего доклада? 2) Почему так важна тема круглого стола «Провинция и революция»?

Юлия Кантор, профессор РГПУ имени А.И. Герцена (Санкт-Петербург):

1) Суть моего доклада в том, чтобы показать и проследить, как исчезали символы монархии и как мифологизировалось их исчезновение. А именно, в учебниках советского времени вы всегда прочли бы информацию о том, что после Октябрьской революции ненавистные символы монархии, орлы и императорские вензели, исчезли с ворот Большого двора Зимнего дворца, Дворцовой площади и других точек. Далее – везде. Более мягкий вариант – исчезли просто «после революции». Не упоминая, какой именно. А на самом деле они исчезли – сначала были замотаны материей , а потом спилены – уже весной 1917 года. Что доказывают, например, фото Первомайской демонстрации на Дворцовой площади: видно, что державных птиц нет.

8540

А вот Сергею Эйзенштейну они оказались очень нужны – ему было важно, чтобы «революционный народ» в буквальном смысле попирал эти символы, стремясь к новому миру – я имею в виду эпизод, когда рабочие и матросы лезут на эти ворота. Так вот: для фильма в 1927 году были сделаны и установлены на эти ворота муляжи. А в фильме «Ленин в Октябре», более позднем, эта кадры фигурируют уже как хроника.

Иногда вещи, которые были символами одного, а стали символами другого – соединились. Например, решетка сада Зимнего дворца была разрушена в 1919 году, демонтирована в 1920 году. А оставшиеся ее части были перевезены в другое символическое место – парк имени 9 января, у нынешнего проспекта Стачек около Путиловского, а ныне Кировского завода. Это то место, где выступал Гапон и откуда повел людей к Зимнему дворцу. И в этой подлинной решетке в 1990 годы реконструировали вензели Николая II и императрицы Александры Федоровны и двуглавых орлов. И там императорская решетка ограждает место, бывшее предтечей Кровавого воскресенья.

2) Тема круглого стола, быть может, более важна, чем все темы про революции в столице. Потому что революции, захват власти, происходят в столицах. Но до тех пор, пока новая власть, захватившая политический Олимп, не укоренится в провинции, она не победила. Поэтому реакция провинции, ее сопротивление или соучастие в революционных событиях – это один из ключевых вопросов социальных потрясений.

Борис Ковалев, руководитель новгородской группы Санкт-Петербургского института истории РАН:

1) В своем выступлении я попытался провести параллель между событиями 1917 и 1991 и 1993 годов. Речь шла о мимикрии чиновничества. В феврале 1917 все те люди, которые всегда позиционировали себя как убежденные монархисты, попытались представить себя не просто сторонниками либерального Временного правительства, а чуть ли не революционерами, всегда страдавшими за правду и народ. Кому-то из них после октября 1917 удалось переквалифицироваться и в «советских служащих».

2427

Члены временного правительства. 1917 г. Второй справа - Александр Керенский. Фото: РИА «Новости».

2) Мы привыкли, что революции происходят в столицах. Но насколько зависит от этого провинция? Может ли она быть самостоятельным явлением? На круглом столе, организованным Российским историческим обществом и Новгородским музеем-заповедником давался сравнительный анализ между событиями в центре и в провинции, в первую очередь, Новгородской губернии.

Марина Алексеева, директор Старорусского политехнического колледжа (филиала) НовГУ (Старая Русса):

1) Революции происходят в столицах, но получают развитие в провинции. Провинция, на примере Новгородской губернии, не оказала сдерживающего влияния на развитие революционных событий. Деятельность жандармов по отработанным схемам продолжалась до марта 1917 года, до ликвидации в ходе революционных событий февраля 1917 года в Петрограде и Москве Корпуса жандармов, упразднения департамента полиции.

639

Переодетые жандармы и городовые под арестом в Таврическом дворце. Петроград, март 1917 г.

Революционные события в столицах не отразились на профессиональной деятельности чинов жандармского ведомства. Мемуары офицеров отдельного корпуса жандармов как исторический источник позволяют сделать вывод о разном их отношении к исполнению обязанностей – от ревностного служения до приспособления. В результате революционных событий произошли существенные изменения в государственном аппарате России.

2) Стоит понять воздействие революционных событий 1917 года на экономическую, политическую и культурную жизнь провинции и страны в целом. Надо переосмыслить сложившееся мнение, что судьба революции была решена в Петрограде, а провинция спокойно приняла свершившийся переворот.

Геннадий Коваленко, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН:

oto1) Грандиозный социальный эксперимент, осуществлявшийся в России, вызвал большой интерес в Швеции. Так, в 1922 году в Советскую Россию приехал шведский журналист Пер Брусевиц (на фото), чтобы понять, не рассеялась ли мечта Ленина и его соратников о коммунистическом рае, и устремился ли народ России к новой жизни. Результатом этой поездки стала книга «За железным занавесом России. На мотоцикле от Петрограда до Тифлиса». В ней он сравнил Россию с человеком, который постепенно приходит в себя после тяжелой операции и наркоза. Свою книгу он завершил такими словами: «Возможно советская власть — это птица Феникс, возрождение русского двуглавого орла, но в новом обличии: одна голова — это все еще Россия, а другая — Третий Интернационал. Она возрождается из пепла царизма, еще слепая и слабая в отчаянной борьбе за сохранение своей молодой жизни. …Время покажет, таит она в себе семя гибели или однажды расправит свои крылья над всем миром».

2) Важно изучить провинцию и революцию для полноты картины.

Александра Семенова, профессор кафедры журналистики НовГУ:

1) Я анализирую содержание новгородских газет на примере кадетских изданий губернии.

Революционная эйфория весны 1917 года сменилась разочарованием, а затем и осознанием катастрофичности происходящих событий. В уездной газете «Валдайская жизнь» автор одной из публикаций признавался 22 августа: «Великая Россия воспользовалась свободой для ссор, распада и взаимного истребления». Константой была тема выборов в Учредительное собрание. «Новгородская жизнь» убеждала, что «Учредительное Собрание – символ избавителя от всяческих бед, «хозяина земли русской», который приедет и наведет порядок и всякому укажет свое место». Но, как известно, долгожданный хозяин не пришел, наступила эпоха диктатуры пролетариата.

se90

Демонстрация в поддержку Учредительного собрания.

2) Постичь историю страны можно только сложив множество пазлов из событий, происходивших в российских провинциях. Ведь революция была общероссийским событием, но везде она была своя.

Сергей Козлов, младший научный сотрудник Новгородского музея-заповедника:

1) Мой научный интерес - дореволюционные издания Новгородской губернии. И среди них я выделяю для себя особенно официальную печать, которая демонстрировала позицию власти по всем вопросам общественной жизни. В 1917 году власть сменилась, причем дважды.

«Новгородские губернские ведомости» мгновенно включились в «революционное движение» после февральских событий. Главным рупором идей и надежд на светлое будущее Свободной России стало новгородское дворянство. По мнению редакторов и авторов, город и губерния стремительно преобразовывались к лучшему, избавляясь от «темных ужасов монархии». И даже были нападки на церковные власти, которые пытались оправдаться на страницах «Новгородских епархиальных новостей». Духовенство возражало против стремительного обмирщения народа, утраты своего авторитета в образовательном процессе, материальных притеснений, наконец. И публицисты из среды священников отваживались рассказывать читателям, что на самом деле в губернии царили разруха и голод при полном попустительстве властей и равнодушии обывателей. Официальные издания вступили в борьбу за имидж тех, чьи интересы представляли.

0 1bd0ff 178e170 XXXL

2) Сама по себе тема достаточна обширна и она важна как любой другой вектор в историческом исследовании оставленного нам наследия. Но эта встреча оказалась интересной еще и тем, что революция 1917 года в Новгородской губернии была озвучена голосами ее свидетелей и участников, извлеченных из газетных публикаций, листовок, архивных документов. Голосами жандармов, священников, редакторов-издателей, представителей политических партий...