Великий Новгород в заплатках. Продолжение

На этой неделе мы подняли тему «заплаток» и граффити, которые являются их причиной. Напомним: надписи и рисунки на новгородских домах закрашивают красками, цвета которых редко совпадают с цветом самого здания. В итоге «заплатки» порой привлекают внимания больше, чем сами надписи.

О том, как бороться с новгородским вандализмом и «заплатками» мы пообщались с известными людьми города. Тема оказалась интересной для многих, поэтому после публикации мы получили еще несколько мнений.

Анна Соколова, соорганизатор общественного движения «Новый город»:

«С граффити можно бороться методом кнута и пряника. С одной стороны, предоставлять специальные места для выплеска творческой энергии, с другой — ужесточать наказания. Здесь стоит различать граффити как проявления творчества, искусства и как навязчивую рекламу. Проблему с первым отчасти можно решить? предоставляя художникам места для легального самовыражения — заборы, глухие стены фасадов, промздания. Например, в этом году «Новый город» участвовал в росписи Стены Дружбы в Билефельде — это была обычная стена на остановке общественного транспорта, которую новгородские художники превратили в арт-объект, посвященный 30-летию побратимских отношений между городами. Такие проекты могут украсить однотипные районы и обогатить среду.

svobodnuyu temu novgorodskogo muzeya otkroyut uchastnitsy rospisi steny druzhby v bilefelde

Одновременно с этим следует ужесточить наказание за порчу фасадов, особенно исторических зданий. Высокий штраф, восстановление фасада за счет вандалов и неминуемость наказания. Разумеется, закрашивать надписи необходимо в цвет фасада, иначе это будет выглядеть еще хуже, чем с граффити. Необходимо прийти к тому, чтобы у управляющих компаний была наготове краска нужного оттенка и можно было оперативно исправить все последствия вандализма».

Илья Довгий, депутат Думы Великого Новгорода, учитель:

«Теория разбитых окон» мне представляется самым правильным подходом к решению проблемы порчи стен городских зданий. Быстро устраняйте надписи, оперативно находите вандалов и штрафуйте их так, чтобы больше не захотелось повторить свой глупый поступок.

Но все эти элементарные меры разбиваются о недостаточное финансирование городских структур, которые занимаются приведением зданий в порядок. Не уверен, что в полиции или Росгвардии возможно создание специального подразделения по борьбе с вандализмом. А это самые необходимые способы решения проблемы. Кроме того, повсеместная система видеонаблюдения, которая отслеживала бы любые перемещения преступников, помогала бы специальному антивандальному батальону находить вандалов. И это, также, требует колоссальных средств».

Добавим, что в первом материале мы привели мнение фотографа Марка Назарова, который, как и Анна Соколова, считает, что такую творческую энергию нужно направлять в правильное русло. Финалист всероссийского конкурса граффити Максим Кузнецов из Боровичей не совсем согласен с этой мыслью. «Никто не будет расписывать целые заборы, - уверен он. - Если выделять стены и говорить: «Здесь рисовать можно», тогда разговор другой. А если говорить: «Вот вам забор, расписывайте его так-то», - никто так не сделает». Максим считает, что с граффити вообще никак нельзя бороться.