Памятник Ивану III на Земле Новгородской: мнения «против» и …«против»

В новгородских СМИ, в том числе и у нас в «53 новостях», прошла новость о планах установки памятника великому князю Московскому Ивану III у солецкой деревни Скирино – на месте Шелонской битвы.

Даже поверхностно знакомые с отечественной историей граждане знают, что в этой битве многочисленное новгородское войско было рассеяно и уничтожено великокняжеским, после чего присоединение Великого Новгорода стало решенным делом.

25 сентября был уже освящен фундамент памятника, который появится по инициативе депутата Солецкой районной Думы Александра Минина (на фото вверху) и настоятелю Покровской церкви иерею Николаю Епишеву.

Как всегда бывает в таких спорных случаях развернулась полемика. Не так, чтобы горячая, но экспертам, к которым обратились «53 новости», оказалось есть что сказать. И мнения, взятые для чистоты и объективности результата раздельно, по телефону, а не в ходе круглого стола, как было с гипотетическим памятником Ивану Грозному в Великом Новгороде, оказались синхронно не в пользу памятника.

LJah2FamxWUПисатель, историк, журналист Виктор Смирнов:

«Иван III, безусловно, великий государственный деятель, один из самых выдающихся правителей России. Правил страной 43 года. Только Иван Грозный, его внук, правил больше – 50 лет.

За это время он в несколько раз увеличил территорию Русского государства. По сути, при нем возникла Российская держава. Он вошел в историю как собиратель русских земель и мы до сих пор живем в стране, которую создал Иван III.

Но если говорить об отношениях с Великим Новгородом, то тут особая история. Другие русские княжества были присоединены в Москве практически безболезненно, поскольку в них внутренний политический уклад почти не отличался от московского. Но с Новгородской вечевой республикой все было гораздо сложнее.

Я бы даже не говорил о присоединении. Надо называть вещи своими именами – это было завоевание Новгородских земель. Оно происходило в самой жестокой, кровопролитной, я бы даже сказал бесчеловечной форме. В Шелонской битве погибли 12 тысяч новгородцев.

Причем ход конфликта Москвы и Новгорода иногда пытаются изобразить так, будто «плохие бояре» не хотели, а «простые люди» хотели присоединиться к Москве. На самом деле, первыми перешли к Москве как раз бояре, за некоторыми исключениями. А погибли в битве на Шелони простые новгородцы: ремесленники, гончары, плотники. Причем война сопровождалась по сути истреблением мирного населения на огромной территории. Мало того, уже после завоевания Новгорода произошел первый в отечественной истории случай массовой депортации населения. Практически все дееспособное население Великого Новгорода было выселено из города. Иван III рассуждал так: «Этих уже не исправишь, заселим другими».

Впрочем, Новгород обладает уникальной способностью обращать людей в патриотов своей Земли. И переселенцы впоследствии стали новгородцами по духу. Представления о новгородских вольностях сохранялись еще в течение долгого времени. Даже чудовищному походу Ивана Грозного, во время которого были уничтожена большая часть населения Новгорода, не удалось полностью победить это. Я категорически не согласен с теми исследователями, которые говорят, что Новгородская республика исчерпала себя и рухнула как гнилой плод к ногам великого князя».

819Я, разумеется, против установки памятника на месте Шелонской битвы.

Что же касается увековечивания памяти Ивана III в национальном масштабе, я считаю, что такой памятник не просто может, а должен быть в Москве. Иван III гораздо больше заслуживает увековечивания, чем Иван Грозный.

В чем принципиальное различие этих людей? У Ивана Грозного власть была самоцелью, ради которой он проливал реки крови, а для его деда – Ивана III - власть была лишь средством. Целью же было создание могучего Русского государства, и он ее добился.

Безусловно, Иван III заслуживает благодарной памяти потомков.

Надо помнить, что при нем было окончательно сброшено иго Орды, и вчерашняя подвластная Орде территория превратилась в действительно великую державу. И в Новгороде он у нас увековечен. Даже дважды: на памятнике Тысячелетия России он представлен и во втором верхнем, и в нижнем ярусе.

Что касается памятника на месте Шелонской битвы, то да – там должен быть памятник, но не памятник Ивану III, а часовня. Это трагедия, мы должны сохранить о ней память. Братоубийственная война – это всегда трагедия. И если увековечивать это событие, то только как трагическое, которое стояло в ряду образования Российского государства.

 

Еще хочу сказать, что недопустимо изображать новгородцев эдакими мерзавцами, которые не хотели участвовать в общерусском строительстве».

В разговоре с Виктором Григорьевичем выяснился неожиданный факт: в Великом Новгороде нет памятного места, где была бы увековечена память жертв опричного террора. Конечно, расправы происходили по всей территории города и очевидцев и даже и их потомков по понятной причине не найти, и в бронзе и мраморе это событие, может, не стоит увековечивать, но постройка и освящение той же памятной часовни была бы уместна.

Хотя… Нельзя сказать, что это увековечивание, но отсутствие Ивана Грозного на памятнике Тысячелетие России красноречивее всего говорит о роли этого властителя в истории Новгорода.

10400212 1002989056441078 2761312754236392269 nВыбор второго новгородского эксперта, публициста Александра Антошина, исследователя истории США, был обусловлен большим числом основательных и интересных постов о памятниках не наших, а американских. И конфликтах вокруг них в самих Штатах...

Западный опыт сохранения и увековечивания исторической памяти дал нешуточный сбой в этом году на Юге США. Там, напомним, прокатилась волна протестов против давным-давно установленных монументов героям Гражданской войны Севера и Юга. Памятников, на минуточку, героям-мятежникам, конфедератам, боровшимся против отмены рабства для негров. Тем не менее, монументы разрушают стихийно, демонтируют по решению местных властей. В результате градус межрасовых противоречий в США сейчас растет. Может ли Их негативный опыт, чему-то научить Нас?

«Если мы говорим про Штаты, то возможность почитать своих героев и отдавать им дань памяти была одним из краеугольных камней концепции общенационального примирения после Гражданской войны», говорит Александр Антошин. «На севере ставили памятники северянам, на юге – южанам. В том числе и деятелям Конфедерации, которые после войны нормально интегрировались в процесс. Кто-то преподавал в военном колледже, кто-то смог даже продолжить политическую карьеру. Южанам позволили отдать дань памяти.

В XX веке пытались устраивать ревизию этого процесса. Во многих штатах флаг Конфедерации был вмонтирован в национальный флаг штата, то есть память начали пытаться уничтожить. Сейчас очередная волна – одна из самых мощных за последние 30-40 лет.

85d55a5d

Очень важно то, что это момент ценностный, момент национальной памяти. Памятники, все-таки, ставят победителям. То есть, если мы посмотрим на историю нашей страны, памятники символизируют каких-то великих людей с точки зрения тех, кто их ставил.

Если мы посмотрим на нашу историю, большевики после 1917 года снесли много памятников царской эпохи и везде начали ставить Ленина. И наоборот, после 1991 года снесли памятник Дзержинскому на Лубянке.

Мне кажется, что эта война с памятниками скорее характерна для нестабильной ситуации, когда есть несколько конфликтующих наборов ценностей. Та сторона, которая обладает каким-то административным ресурсом – официальным или нет – для сноса памятников другой стороны, начинает их сносить. Но это происходит именно в ситуации нестабильности, непонимания какой-то единой концепции.

В Италии есть памятник Муссолини. Он стоит, никого не трогает, никому не мешает. А вот если возникнет вопрос о том, прав ли был Муссолини, не стоит ли возродить фашизм, то тогда к памятнику возникнут вопросы.

Думаю, гипотетическому памятнику Ивану III оценку давать должны в первую очередь местные жители. Им на него смотреть.

Если они считают, что он должен здесь стоять – то он должен здесь стоять. Если он им не нравится – он им не нравится.

Опять же, в США никто не ставит памятники конфедератам напротив Белого Дома. Их ставят в южных штатах, где они проживали, где живут их потомки.

Что касается памятника Ивану Грозному или Ивану III, то я, как житель Новгорода, не против наличия такого в России. Но я бы не хотел, чтобы он был у нас в городе, хотя на «Тысячелетии России» Иван III есть. Хотя, возможно, большинство новгородцев со мной не согласится. А может и согласится. Решать должны как-то коллективно все жители».

Фото: Сергей Овчинников (1); Сергей Гриднев (2); открытые источники.