Мы ВКонтакте

Игорь Растеряев: «Тяжело быть казаком в XXI веке»

Алексей Сабельский
03.04.2016, 19:27
Игорь Растеряев: «Тяжело быть казаком в XXI веке»

Автор-исполнитель Игорь Растеряев стал известен широкому кругу интернет-пользователей в 2010 году, когда его песня «Комбайнёры» стала хитом на Youtube. C тех пор много времени прошло, и у артиста, играющего исключительно на гармони «Чайка», сформировался свой круг поклонников, для которых песня про волгоградских сельскохозяйственных рабочих уже не является важной в его творчестве.

Корреспондент сетевого издания «53 новости» встретился с Игорем Растеряевым и поговорил с ним о матершине в песнях и серьёзном творчестве, а также об истории и казачьей культуре. Поводом для разговора стал грядущий концерт в новгородском клубе LED 8 апреля. Музыкант не был с концертами в нашем городе очень давно.

— Расскажите о новой программе.

— Да какая она новая? Для Великого Новгорода она новая, потому что я не был здесь пять лет, с концерта в вашем университете.

— Я читал, что программа у вас всегда меняется.

— Ну, бывает, если это презентация альбома. А так, поются все песни, плюс новые добавляются. С каждым годом песен всё больше, что написал, то и поёшь. На экране в это время идут видеонарезки, что-то рассказываю между песнями. Просто если сидячий зал, в нём больше говоришь, а если клубный, то меньше.

— Не было желания выступать с ансамблем?

— Да это, на самом деле, ни к чему. Музыкальный руководитель из меня никакой. Нет желания ни управлять, ни кому-либо подчиняться, я одиночка. Да и формат концертов исторически сложился соответствующий: спел, что-нибудь рассказал. А с группой... это нужны постоянные репетиции, нужно народ загружать работой. Допустим, что даст группа? Больше драйва. Но слово может потеряться в этом драйве. А так, под гармошку слово лучше слышно.

— Как лучше назвать ваше направление? Авторская песня?

— Да, авторская песня под гармошку.

— Это, получается, инди-музыка. Вы же как инди-артист были признаны на премии «Степной волк».

— Возможно, да. Я на самом деле слабо разбираюсь в музыкальных направлениях.

— А я хотел задать вопрос о состоянии независимой музыки в стране, про андерграунд.

— Честно сказать — я слабо об этом осведомлён и как-то не отслеживаю. Вот андерграунд у нас есть, особенно на Youtube можно найти специфические примеры.

— У меня есть вопрос по поводу вашего отношения к нецензурной лексике в песнях. Раньше вы употребляли её на сцене, а теперь как ваше отношение изменилось к этому?

— Изначально я песни не собирался публично исполнять, они писались для узкого круга друзей. Песен было мало, плюс для меня было мало понятно, что это такое. На первых концертах не было песен «Геогриевская ленточка», «Прищепное», «Звонарь» и других. Были «Комбайнёры» и три матерные песни. Ни для народа, ни для меня было непонятно, куда это дело зарулит. Повело в какую-то серьёзную сторону. И когда это случилось, стали приходить на концерты пенсионеры, дети. И мне материться перед детьми или пенсионерами неудобно. Я их пою для друзей, а на концертах перестал.

— Мне как раз песня «Георгиевская ленточка» понравилась, сразу напрашивается вопрос о вашем отношении к этому официозу. Оно, наверное, сложное...

— Ну почему же? Сам я георгиевскую ленточку не ношу, никогда их не повязывал. Но у меня нет и негативного отношения к тем, кто повязывает. Каждый человек в это вкладывает свои мысли. Для кого-то это дань уважения к предкам.

— Есть организации, которые этим пользуются.

— Ну конечно! В любое время история всегда будет писаться в угоду политике и подаваться под определённым углом. Поэтому в этом ничего нового нет. Во все времена всё как-то интерпретировалось под угоду сегодняшнего дня.

— А для вас что такое «патриотизм»?

— Не знаю, я не люблю таких разговоров. Это естественное для меня состояние. Я не понимаю, когда говорят, что надо учить патриотизму. Значит, что-то ненормальное происходит в обществе. Патриотизм — это нормальное состояние, человеку свойственно любить семью, родину, а если этому его надо учить, это уже странно, мне кажется.

— Можно назвать ваше или подобное творчество народной песней? У вас же есть в творчестве песни других авторов и народные.

— Сейчас стало больше моих авторских песен, но и народные продолжаю петь.

— Вы появились в публичном поле как артист музыкального жанра с несерьёзной, ироничной песней. Людям это понравилось. Но со временем, по вашему, состав публики изменился? Вы говорите, бабушки стали приходить.

— Ну те то, что бы бабушки, основная аудитория — это всё-таки люди моего возраста, чуть постарше, чуть помоложе.

— Я так понимаю, ваша «первая любовь» — это не музыка, а театральное творчество.

— Да нет! Моя первая любовь — это в принципе любое авторское проявление. Вот, например, книжка «Волгоградские лица», она нарисована в 19 лет. Посвящена Лёхе Ляхову, это как раз мой друг, который через восемь лет снимет ролик про комбайнёров и отправит его на Youtube. (показывает) Вот домик комбайнёров, вот «Нива Ростсельмаш».

— В книжке тексты и иллюстрации — всё ваше.

— Да, я писал и рисовал чёрной гелевой ручкой. Очень много времени уходило непосредственно на тексты, я рисовал сначала контур буквы, а потом закрашивал.

— Вы были по всей стране. Где, по вашему, находится исконная Россия?

— В Шуе, конечно. Недавно приехал туда, заказал гармошку «Чайку». Город мне очень понравился. Город Коломна нравится. Ивановская область, Московская, Рязань... Россий-то много. У меня моя Россия — это Питер и Волгоградская область. Но это места, далёкие от лубочного образа России, потому что там берёзок нет, нет белокаменных кремлей, ничего великорусского.

— Мой личный совет посетить Устюжну, потому что в ней осталось больше новгородского, чем в Новгороде.

— А вот, кстати, Новгород мне очень нравится. Я был тут год назад, перешёл по пешеходному мосту Волхов, прошёл мимо улицы, где церкви стоят.

— Ярославово Дворище, Ильина улица.

— Да и там столько церквей стоит! И увидел одну церковь, на ней написано «Открыта по четвергам (если хорошая погода)».

— Это, наверное, церковь Спаса Преображения на Ильине улице, там фрески Феофана Грека, их сохраняют таким образом.

— И это меня поразило. Представляю: выходит смотритель и объявляет погоду хорошей.

У меня даже кепка из бересты есть. Я её приобрёл здесь в 2002 году, я приезжал сюда с детским театром.

— Наш регион является один из мест возникновения российского поискового движения. В той же песне «Георгиевская ленточка» упоминаются останки бойцов и предметы времён войны, оставшиеся в лесах. Вы имеете к поисковикам какое-то отношение?

— Нет, просто песня писалась по рассказам блокадниц — бабушки, прабабушки. С другой стороны, друзья у меня в Новгородской и Ленинградской областях копали любителями, когда им было по 15 лет.

— У Шолохова, вроде, в «Тихом Доне» указано на то, что казаки не считают себя ровней русским, у них своё самосознание. Вы же казак потомственный.

— Это такая больная для меня тема, я её не стал бы даже затрагивать. Тут надо начинать с истории. В настоящее время, если брать массовое население тех мест, всё настолько раскурочено и разбито, что казачье самосознание осталось мало у кого и не на поверхностном, а на глубинном уровне. Во времена Шолохова процесс русификации уже шёл полным ходом. Есть люди, которые сидят в интернете и живут в городах. Они радикально настроены. Но в процентном соотношении ярых казаков немного. Это искры затухающего костра.

— Как финно-угры на северо-западе страны.

— Да, только казакам гораздо тяжелее. Финно-угры могут опираться на разность языков, на свои народные костюмы. А между казаком и русским внешних различий практически никаких нет. Если вспоминать происхождение, было много своих имён, которые вышли из употребления в XVII веке: Смага, Сусар, Ратко, Селима. Они разговаривали между собой на своём диалекте с использованием татарского, была своя епархия. Дело прошлого это. Вывели народ.

— Как вы относитесь к клубам, занимающимся реконструкцией быта, боевыми искусствами? У нас в городе такой тоже есть.

— Это клубы по интересам.

Могу сказать так. Очень большой процент новгородцев действительно вливался в казачество. Связь Дона с Новгородом была очень тесной. Историк Савельев подтверждает, что был большой приток новгородцев, когда Москва присоединила город.

— Идею, что ушкуйники могли стать предтечей казачьего движения, вы поддерживаете?

— Я думаю, они могли уже примкнуть к самобытной степной культуре, которая веками жила на Дону. Очень много в культуре казаков вещей, которые России не свойственны. Это была самостоятельная культура, которая дополнялась внешними элементами. Другое дело, что это было всё давно. Когда приняли присягу, всё начало русифицироваться. А большевики это дело уже завершили. Когда валят на большевиков — это глупости. Идея вольности была подрезана ещё тогда, в царское время.

— Вы считаете себя представителем казачьей культуры...

— Этнически, по отцу.

— А ментально?

— Судя по песням, видимо, тоже.

— А музыка какой у казаков была?

— Это очень богатая песенная культура. Песни ни под какие инструменты не игрались, потому что «играть песню» означало «играть» её голосом. Я собирал эти песни в хуторах, я их учил очень долго, потому что песни очень тяжёлые. Современное ухо, рассчитанное на музыкальный квадрат, очень слабо воспринимает эту культуру. Я две недели просто учил мотив куплета. Где-то скороговорка, где-то нараспев.

Казаки очень большой вклад внесли в народную песню. «Ой, то не вечер», «Любо, братцы, любо». Поэтому люди любят казачью песню. Я думаю, что в ближайший год-полтора эту тему освещу. Это дело тонкое, надо рассуждать взвешенно, а в интервью всего не расскажешь. Что я ещё хочу сказать? Тяжело быть казаком в XXI веке. Если ты хочешь себя спокойно чувствовать, историю лучше знать поверхностно. Потому что когда начинаешь влезать туда глобально, кроме внутреннего разочарования, вопросов...

— Ну мы же новгородцы, даже если и не настоящие, всё это понимаем.

Фото из официального сообщества музыканта «ВКонтакте»

                                                                                                                                                                                                       
Просмотров: 1835
Видео
Комментарии

Дорогие читатели!

Мы приветствуем ваши интересные и непредвзятые точки зрения. Однако призываем проявлять уважение и терпимость друг к другу.

Оставляйте комментарии в рамках законодательства РФ. Нецензурные выражения будут удаляться модераторами.

Читайте также