Мы ВКонтакте

Иван Думчев о службе в Афганистане: «Мы были уверены, что несём благополучие в страну с практически феодальным строем»

Елена Зиминова
18.01.2016, 16:03
Иван Думчев о службе в Афганистане: «Мы были уверены, что несём благополучие в страну с практически феодальным строем»

Для Ивана Думчева было логическим продолжением после службы в Афганистане начать работу в прокуратуре. В Афганистане он получил ранение, и стать профессиональным военным, как мечтал, уже не мог. Единственное место, где, как он считал, мог бы себя реализовать – служба в органах прокуратуры.

В Боровичах с именем работника прокуратуры Иваном Думчевым связано много громких дел. Он принимал, в частности, участие в расследовании убийств, совершённых при криминальных разборках, в том числе, групповых убийств в кафе «Сказка» и «Банзай».

Среди работников прокуратуры Иван Думчев – известная личность. Наша беседа с ним шла о такой странице его биографии, как служба в Афганистане:

Иван Иванович, каким было первое чувство, когда вы узнали, что направляетесь в Афганистан?

Шок. Я испытал колоссальный стресс. До этого я не сталкивался с такими кардинальными жизненными поворотами. А здесь тебе указали грань между жизнью и смертью. Как человек здравомыслящий, я понимал, что это такое – попасть в Афган. Нет никакой гарантии, что ты придешь оттуда живым и здоровым. Были разные мысли, во имя и ради чего рисковать своей жизнью, когда у твоих сверстников она совсем другая? Но это не самое страшное, гораздо страшнее остаться на всю жизнь инвалидом и смотреть на проходящее с инвалидной коляски. Мой сосед пришёл оттуда с одной ногой, подорвался. Я тогда думал: Боже ты мой, ладно, если убьют, а калекой придёшь, это настоящая трагедия, и ничего хорошего в жизни больше сделать не сможешь?

Но первоначальный шок прошёл очень быстро. Наши командиры нам вразумительно объяснили, что наша жизнь в наших же руках и насколько добросовестно мы будем постигать воинскую науку, настолько возрастают шансы возвратиться домой здоровым и невредимым. Шесть месяцев мы находились в горном учебном центре и обучались военному искусству в условиях горной местности и особо жаркого климата.

После прохождения учебки, мы были уверены в своих силах, победе и были готовы исполнить любые боевые задачи.

Это был 1985 год. Кратковременная афганская кампания в ту пору стала уже затяжной войной. Тогда поддерживалась великая идея мирового социализма, войска следовали той же доктрине.

Вы тогда где служили?

Сначала в 1984 году краткосрочный период проходили службу в Ашхабаде. Как сейчас, помню, наша часть называлась Кишинский полк. Затем, как уже упоминал, в горном учебном центре. Мы с утра до вечера обучались в основном в выносливости. До изнурительного изнеможения и в полной экипировке, не менее 20 кг, поднимались в горы, а там обучались, как правильно занимать боевые позиции, десантироваться из вертолётов и поражать противника. Кишинский полк готовил служащих не только для службы в Афганистане, но и в качестве советников в другие страны с особо жарким климатом, в том числе и на Кубу.

Многие пытались «отмазаться» от службы в Афганистане. У вас были такие мысли? Какова была реакция родителей?

Шок был, но, ни на секунду не было мысли избежать этой участи. Отцу это крайне не понравилось. Но я ему сказал, что это мой выбор и раз это моя судьба, то с достоинством и честью пройду этот путь. В наше время слова «отмазать» и не существовало. Каждый воспринимал военную службу, как долг перед родиной и Отечеством. Мы гордились своей державой и считали себя самыми счастливыми, что живём в этой стране, готовы были исполнить любые задачи, не посрамив чести наших отцов и дедов. В армию не призывались лишь единицы, только не прошедшие военную комиссию по здоровью. И то, к таким мужчинам было всеобщее презрение, случаи «отмазавшихся» мне не известны.

К сожалению, в наше время многие мужчины сегодня забыли своё предназначение – быть защитником в широком смысле этого слова, в том числе защитить тех, кто в этом нуждается. Конечно, молодёжные тусовки больше прельщают в потребительском обществе, но для развития общества необходим созидательный труд. А армия, это хорошая школа для мужчин.

Вы помните свои ощущения, когда пересекали границу?

Мы были освящены своим долгом, уверены, что несём благополучие и цивилизацию в страну с практически феодальным строем. Тогда поддерживалась великая идея мирового социализма. Продолжалось военно-политическое противостояние СССР-США. Нельзя было сбрасывать со счетов и страх перед проникновением в нашу страну исламского фундаментализма.

Наше подразделение блокировало и обеспечивало бесперебойное прохождение через перевал Саланг боевой техники и колонн автомашин с различными грузами. Саланг назывался «дорогой жизни», главной транспортной артерией страны. Это самый высокогорный перевал страны. Через этот перевал проходили колонны с грузами, военная техника. Вот сейчас много говорят о терактах. Они были и тогда. В 60 км от нас стоял полевой командир Ахмат Шах Масуд. В Афганистане имеются только две дороги до Кабула. Парализовать их, значит – остановить жизнедеятельность всей страны. Основная наша функция была сохранить жизнедеятельность на перевале Саланг. Мы тогда предотвращали террористические акты совместно с хатовцами — афганским КГБ.

Я был назначен командиром отделения. Мы выполняли различные задачи, в том числе, охраны тоннеля, сопровождения колон на БТР-70. Я за всех подчинённых нёс персональную ответственность. Нужно было всему их обучить, и вернуть матерям здоровыми и невредимыми. Кстати, боевых потерь со смертельным исходом из моего подразделения не было. Конечно, ранения были...

Этот поход в чужую страну требовал от нас совершенного владения оружием и техникой, предельного уважения к местным жителям и их традициям. Но это была их война со своими недоступными для нашего понимания причинами. Мы не понимали, какие запутанные корни родовых, религиозных, партийных отношений она скрывает, за что они убивают друг друга. Именно в этот период не без помощи США появилась крупнейшая террористическая организация Бен Ладена.

Каждый из наших военнослужащих вносил посильный вклад в нормализацию отношений с местным населением в Афганистане. Никто на смерть не шёл, но был готов бескорыстно выполнить любые поставленные задачи и приказы, оставаясь верными Родине, присяге и Отечеству.

А как вас ранило? Вообще, часто приходилось принимать участие в боях?

Излюбленными операциями моджахедов были нападения с гор на движущиеся колонны машин. Риск был для них минимальный, колонна машин с гор видна как на ладони. Перед демобилизацией колонна машин с нашим сопровождением, попала в засаду и была атакована. Один из снарядов разорвался около БТРа. Военнослужащие, находившиеся на верху БТРа, получили незначительные осколочные ранения, в том числе и я, в область ноги. Завязался бой. Никто из военнослужащих на свои ранения не обратил внимание. Все действовали как слаженный механизм и в результате с минимальными потерями вышли из зоны обстрела. Колонна дошла до пункта назначения.

Вы, наверное, хотите узнать, участвовал ли в операциях? Нет. Эта задачи выполняли другие подразделения – в основном мотострелковые или десантные. У нас были другие задачи, как правило, охрана. Отличие в этих задачах вижу лишь в том, что, в операциях имеется больше возможности показать своё мужество.

У нас был один случай, кода произошла успешная вылазка моджахедов. Две колоны, остались на Уланге (это за Салангом). Колонна с бомбами и колонна с горюче-смазочными материалами. Более 100 машин. Военнослужащие были в машинах. Моджахеды каким-то образом заняли удобные позиции и начали обстрел. Было зарево, как мне казалось, до небес, но нужно было туда ехать и спасать наших солдат.

Страшно было?

Об этом не думаешь, даже когда получаешь ранение, и имеешь возможность отражать нападение. Не знаю как у кого, но у меня в опасные для жизни ситуации, наоборот, происходила мобилизация сил и возможностей своего организма.

Как обычно, при получении ранения достаёшь пакет, перематываешь рану, и всё. Самое неприятное начинается потом, когда всё уже позади и возникает осмысление происходящего. Всякие мысли приходят в голову, в том числе, и ненужные. У меня не страх, а скорее опасение начиналось, когда происходило полное понимание ситуации.

Служба в Афганистане оказала какое-то влияние на вас?

Конечно. Она в какой-то степени закалила характер, научила преодолевать трудности. Те трудности, которые я считал таковыми до армии, после Афгана в моём понимании стали ерундой. Вот эта черта характера изменилась. Стал добрее, восприимчив к человеческой боли, страданиям, готовности защитить всех. Служба в Афганистане сформировала моё мировоззрение, где честь превыше всего, моральные стимулы превосходят материальные. Во многом Афганистан определил и мой выбор профессии.

                                                                                                                                                                                                       
Просмотров: 1133
Комментарии

Дорогие читатели!

Мы приветствуем ваши интересные и непредвзятые точки зрения. Однако призываем проявлять уважение и терпимость друг к другу.

Оставляйте комментарии в рамках законодательства РФ. Нецензурные выражения будут удаляться модераторами.

Читайте также