Мы ВКонтакте

«53 дня до Победы»: противоречивые реалии войны

Екатерина Дубова
12.04.2015, 19:34

В преддверии 70-летия Победы в Великой Отечественной войне сетевое издание «53 новости» запускает новый спецпроект «53 дня до Победы», в рамках которого мы будем рассказывать нашим читателям о страничках военной истории, связанных с Новгородской областью. Вниманию читателей предстанут воспоминания ветеранов, архивные записи, рассказы историков и поисковиков о военном времени.

Сегодня мы продолжаем публиковать интервью с ведущим научным сотрудником Санкт-Петербургского института истории РАН, профессором Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого Борисом Ковалевым – одним из немногих российских профессиональных историков, занимающихся документальным  исследованием «коллаборационизма» в период немецкой оккупации. Он рассказал «53 новостям» о жертвах и предателях, о многогранности коллаборационизма в воюющей России и противоречивых реалиях войны.

Профессор Ковалев является автором книг «Нацистский оккупационный режим и коллаборационизм в России (1941-1944 гг.)», «Нацистская оккупация и коллаборационизм в России», «Коллаборационизм в России в 1941-1945 гг.: типы и формы».

- Расскажите, каким образом вычисляли и наказывали коллаборационистов, и вычисляли ли?

- Во-первых, все законы, касающиеся немецких пособников, принимались ещё во время войны. Более того, оговаривалось, что наиболее активные пособники подлежат смертной казни через повешение публично.

По сути, коллаборационисты устанавливались и по показаниям свидетелей, и по показаниям жертв. Работая в псковском архиве, я видел оформленный чекистами «путеводитель» по коллаборационистской газете «За Родину», где выносились все журналисты, все псевдонимы, с помощью которых и пытались установить, кто спрятался за тем или иным материалом, можно ли его вычислить и привлечь к уголовной ответственности. То есть, можно отметить, что  по неким артефактам, публикациям в газетах, можно было вычислять «интеллектуальных» коллаборационистов.

Безусловно, источниками были трофейные материалы тех же самых управ: распоряжения, приказы, личная переписка. Хочу сказать прямо, что до 1955 года активно наказывалась любая форма сотрудничества с немцами, а после 55-го года следователям нужно было уже доказать именно факт участия в карательных акциях - найти состав преступления.

О такой специфике очень точно высказался однажды мой добрый знакомый, генерал Василий Михайлович Богов, о котором, кстати, «53 новости» сделали материал в рамках проекта «53 дня до Победы». И, по мнению Василия Михайловича, одной из самых страшных ошибок нашего законодательства было использование смертной казни.

В 60-е и 70-е годы карателей разыскивали и расстреливали. Василий Михайлович очень верно замечал, что расстреливали не только убийцу, не только карателя, но и ценного свидетеля. А в условиях достаточно жесткого соблюдения законов в 60-70-х годах прошлого века необходимо было доказать сам факт преступления.

Понятно, что прошло уже несколько десятков лет, свидетели старились, умирали, отказывались от своих слов по причине своего возраста. А те, кто стояли рядом с потенциальными убийцами, могли бы подтвердить - но не смогли этого сделать, поскольку уже были выявлены и отправлены на тот свет. Поэтому я ещё раз хочу сказать, что эта работа была очень долгая, очень тяжёлая, очень кропотливая, и велась она не одно десятилетие.

- Причин коллаборационизма было много, и в том числе и вынужденные меры ради самосохранения. Наверняка были такие ситуации, когда с течением времени или сразу человек жалел, раскаивался?

- Да, вы правы, причин было очень много. Какой-то процент ненавидел советскую власть и предвоенные репрессии. Эти люди считали, что нацистская Германия - символ цивилизованной Европы, которая несёт нам свободу: свободу слова, свободу печати, свободу бизнеса, в конце концов.

А в Советском Союзе всё это было невозможно, и всё, о чём говорит советская пропаганда - это ложь. А то, что Европа не может быть не цивилизованной, коллаборационисты видели ещё из надуманных сказок начала века.

К сожалению, был какой-то процент населения, который всегда хотел быть «при портфеле», всегда считал, что некая повязка, некий ausweis (аусвайс - нем.- документ), некое оружие, придаёт значимость и солидность. Для тех граждан не имело значения, кем они были: советскими милиционерами или немецкими полицейскими. Главное, лишь бы это было волшебная фраза «при портфеле».

Был и такой процент людей, которые посчитали, что советской власти пришёл конец, и она никогда не вернётся, поэтому именно коллаборационизмом пытались себя реализовать в условиях новой власти. Я писал в одной из своих книг о том, что дело доходило до анекдотизма: например, незаконная приватизация в Старой Руссе.

Как только создался первый состав управы, местные чиновники быстро приватизировали всё, что можно и нельзя. Причём, правом преимущества пользовались родные, близкие, друзья. Каким образом мы узнали об этой незаконной приватизации? Из немецких документов. Первый состав той управы, одним словом, проворовался. Немцы заменили их на новых.

Новые тоже хотели воровать, но вдруг поняли, что воровать уже нечего - всё уже украдено до них. И тогда начался скандал  и шум. Но нужно признать: немцы заявили, что в условиях войны и нестабильности, они не хотят поднимать это позорное дело, полоскать грязное бельё – предполагали все неудобные вопросы решить после победы.

Были случаи, в особенности при назначении старост, когда немцы пользовались методом «условного тыка». Почему в Новгороде первым бургомистром стал Василий Пономарёв? Тут сработал даже не метод «условного тыка» - он единственный в группе пришедших владел немецким языком.

- Какие последствия вёл за собой коллаборационизм?

- Я думаю, что главная проблема коллаборации наших граждан с оккупантами - это удлинение сроков войны. Потому что своим трудом, своим интеллектом, своим оружием, каждый человек в отдельности на одну секунду, микросекунду, а в общей сложности на минуты и часы, увеличили период войны.

Вы знаете, как писали в советских книгах: «А он ведь умер, он ведь погиб в последний день Войны». Я думаю, что вы сами неоднократно слышали эту фразу с неким психологическим надрывом. Если мы возьмем статистику 9 мая 1945 года, то увидим, что в этот день погибли десятки тысяч наших соотечественников. Десятки тысяч! Не сложно догадаться, что было бы, если победа произошла на день, на два, на три раньше?

Сотни, может быть тысяч семей, встретили бы своих отцов, сыновей, братьев. Мы понимаем, что на эти события смотрим уже с вершины 70-летней давности, но все равно это нас трогает, интересует. Мы понимаем, что это часть нашей истории, которую мы, может быть, до конца ещё не осознали.

- Наверняка были ситуации двустороннего сотрудничества. Это можно назвать коллаборационизмом?

- Вы имеете ввиду двойные агенты? Да, безусловно, такое было. Если говорить про новгородчину, то особо ярко это проявлялось применительно опять же к старостам небольших деревень.

Для старосты родина, в первую очередь,  его деревня. В деревне у всех жителей близкие родственные отношения. Поэтому старосте были доверены не просто некоторые права, но и жизни.

Была возможна ситуация, когда дочку соседа, троюродную племянницу старосты, отдавали немцу, зная, что таким образом можно избавить деревню от поджога, репрессий, от массовой гибели людей. Этим и было оправдано.

Попробуйте эту ситуацию вырвать из контекста - согласитесь, получится гнусность. Староста, чтобы прогнуться перед немецкими оккупантами, невинную девушку из соседнего дома отдал на расправу немецко-фашистским оккупантам. Скажете, такую сволочь даже не расстрелять - повесить хочется? А на практике это означало, что необходимо фашистов упоить и укормить, зато они стрелять не будут, вешать не будут, деревню хоть не спалят…

А потом тот же староста бежал с донесением к партизанам. Это реалии войны, вы понимаете?

                                                                                                                                                                                                       
Просмотров: 620
Комментарии

Дорогие читатели!

Мы приветствуем ваши интересные и непредвзятые точки зрения. Однако призываем проявлять уважение и терпимость друг к другу.

Оставляйте комментарии в рамках законодательства РФ. Нецензурные выражения будут удаляться модераторами.

Читайте также